Особенности расследования преступлений, скрытых инсценировками

Тип: Курсовые | Дисциплина: Уголовное право

| Страниц: 32

Специальность: 40.05.01 правовое обеспечение национальной безопасности   Кафедра: криминалистики и правовой информатики

Курс: 4   Год: 2016

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВО «КубГУ»)

Кафедра криминалистики и правовой информатики

КУРСОВАЯ РАБОТА

Особенности расследования преступлений, скрытых инсценировками

Работу выполнил __________________________________________
Факультет_______________юридический________ курс____________4______
Специальность__40.05.01__правовое_обеспечение_национальной_безопасности_
Научный руководитель

доц. ,канд.юр.наук, ро________________________________________

Нормоконтролер

доц. ,канд.юр.наук, ро________________________________________

Краснодар 2016

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………………….…..3

1. Понятие инсценировки в криминалистике……………………………………..5

1.1 Элементы инсценировочной деятельности…………………………………..8

1.2 Признаки, особенности выявления и разоблачения инсценировки………10

1.3 Проблемы классификации криминальных инсценировок…………………..12

2. Расследование отдельных видов преступлений, скрытых инсценировками…16

2.1 Расследование убийств, замаскированных инсценировкой……………….16

2.2 Особенности расследования инсценировок изнасилования…………..….24

Заключение………………………………………………………………………….28

Список использованных источников………………………………………………30

ВВЕДЕНИЕ

Для успешной работы с преступностью большое значение имеет своевременное и полное раскрытие и расследование уголовно наказуемого деяния, выявление всех его обстоятельств и причастных к нему лиц, разоблачение виновных, пытающихся уклониться от ответственности за совершение преступления.

Однако по разным причинам раскрыть каждое преступление и установить виновных в его совершении лиц удается не всегда. Сложности при раскрытии преступлений возникают как по причине применения преступниками различных мер по сокрытию совершенных ими преступлений, так и других способов противодействия расследованию.

Существенное значение для раскрытия преступлений имеет знание различных способов сокрытия совершенных преступлений, криминалистических методов их распознавания и использование полученных данных в процессе расследования.

Одним из самых сложных для распознавания способов сокрытия преступления является инсценировка. Для установления действительности происшедшего события, а также виновных в совершении преступления лиц от следователя требуются профессиональные знания, мастерство и опыт раскрытия подобных ухищрений.

Необходимость исследования комплекса вопросов, связанных с инсценировками преступлений, объясняется рядом причин. Прежде всего, ограничена литература по данной теме. Инсценировки в той или иной мере освещаются в некоторых методиках расследования отдельных видов преступлений. В то же время имеются существенные пробелы в разработке концептуальных положений, связанных с инсценировкой.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе монографий и научной литературы комплексно исследоватьсущность инсценировки, ее признаки и разработать методы разоблачения инсценировки, научно-обоснованные рекомендаций следственным и оперативно-розыскным работникам.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

  • Определить и дать понятие инсценировки преступления, выявить ее признаки и специфические особенности;
  • Определить, как соотносятся понятия противодействие, сокрытие и инсценировка преступления;
  • Рассмотреть проблему классификации инсценировок;
  • Выявить общие методики и алгоритм раскрытия и расследования преступлений, совершенных с использованием инсценировок;

В процессе работы использованы такие методы научного познания как логический, системного анализа, исторический, сравнительно-правовой, формально–юридический, социологический и другие.

Данная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

1Понятие инсценировки в криминалистике

Инсценировка является одним из самых сложных способов в распознавании сокрытия преступления. От следователя в установлении действительности происшедшего события, а также виновных в совершении преступления лиц требуются особые профессиональные знания, мастерство и опыт раскрытия подобных ухищрений.

Виновный в совершении преступления, всегда старается скрыть свои следы, чтобы уйти от наказания, тем более, когда в настоящее время, преступления становятся все более изощренными. Наравне с использованием лжи для того, чтобы дать ложные показания по поводу тех или иных обстоятельств дела, сейчас в деятельности преступников широко распространена инсценировка преступления. Малышкин П. В. в своей статье «Способы сокрытия преступления и его место в структуре способа совершения преступления» указывает, что «наиболее значимой для расследования преступления является характеристика действий, направленных на сокрытие преступления, так как именно они становятся основным камнем преткновения на пути установления истины по делу». Умышленные убийства могут совершаться при внезапно возникшем умысле и с заранее обдуманным умыслом. И в том, и в другом случае, но чаще в последнем, виновное лицо может предпринимать действия по сокрытию преступления. Способы сокрытия преступлений преследуют разные цели, а именно:

– скрыть само событие преступления;

– скрыть его преступный характер;

– скрыть участие и заинтересованность в нем преступника.[1]

В следственной практике известно немало убийств, где преступники, стремятся уйти от ответственности, и считают возможным и достаточным скрыть не факт смерти определенного лица, а лишь конкретную причину смерти. В этих целях они создают ложную видимость гибели потерпевшего от самоубийства, несчастного случая, от болезни или в результате убийства, совершенного другими лицами. Инсценировки, как правило, включают систему действий преступника по предупреждению возникновения следов, уничтожению, фальсификации, утаиванию, маскировке возникших в результате убийства изменений, созданию новых следов, подтверждающих версию субъектов сокрытия. Еще основоположник криминалистики Г. Гросс указывал на возможность обнаружения на месте происшествия признаков, «которые имеют место в том случае, когда эта обстановка была создана обманным образом, так как будто она произошла в действительности», т. е. отмечал возможность обнаружения фактически инсценировки.[2]

Вот на пример О. Я. Баев и А. С. Одиноких понимают под инсценировкой преступления «умышленное создание преступником доказательств, которые в своей совокупности образуют обстановку, характерную для определенного, желаемого преступником события». Р. С. Белкин в своей работе считает, что инсценировка преступления есть «создание обстановки, не соответствующей практически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться поведением и ложными сообщениями, как исполнителя инсценировки, так и связанных с ним лиц». В. А. Образцов выделил инсценировку — как одну из разновидностей противодействия правоохранительным органам и которая представляет собой создание видимости события путем целенаправленного внесения в обстановку реального события изменений, направленных на дезориентацию следователя. А. Н. Васильев характеризовал инсценировку как искусственное создание определенной обстановки в целях сокрытия истинного события. Подобного мнения относительно сущности инсценировки придерживается большинство криминалистов, в частности А. Р. Ратинов, В. А. Образцов, Е. Е. Центров, И. М. Лузгин. Г. Н. Мудьюгин под инсценировкой понимал создание преступником ряда искусственных доказательств, в своей совокупности образующих обстановку, характерную для определенного события. Данное мнение не точно, и не отражает в полной мере характер действий, осуществляемых для этих целей. Кроме того, преступник не может создавать доказательства, так как статус доказательств объект приобретает лишь после осуществления строго регламентированных УПК РФ процедур. Поэтому лицо, заинтересованное в сокрытии преступления, может создавать модель события или отдельные его элементы, содержащую сведения, способные ввести в заблуждение лиц, раскрывающих преступления, т. е. информационную модель как источник сведений о событии. Анализ приведенных определений позволяет нам сделать вывод о том, что существенным в инсценировке является искусственное создание обстановки события, под которой понимается конкретная жизненная ситуация. Однако отдельные авторы включают в ее структуру, помимо материальной обстановки места события, также и другие элементы, в частности, поведение участников события.

Инсценировка это еще и комплексное понятие, выражающее целый ряд умышленных действий инсценировщика, направленных на достижение конкретных целей.[3] Поскольку воздействие на материальные объекты может быть осуществлено и силами природы, а также действиями посторонних лиц, которым ничего не известно о совершенном преступлении либо действиях, его скрывающих, и такое воздействие, хотя и может создавать искусственную систему, несущую недостоверную информацию о происшедшем, но не может являться инсценировкой в криминальном смысле. Целью инсценировки является предвидимый и желаемый результат, которого стремиться добиться субъект инсценировки в результате своих действий.

1.1 Элементы инсценировочной деятельности

В. А. Образцов выделяет следующие элементы инсценировочной деятельности:

1)  Субъекта (преступника, его соучастников, иного лица);

2)  Предмет активности (видимость якобы совершенного деяния, видимость события некриминального характера для сокрытия реального преступления и т. д.);

3)  Цели и задачи (сокрытие совершенного преступления, подготовка преступления, уклонение от ответственности за содеянное и др.);

4) Мотивационный механизм;

5)  Средства достижения цели(ложные сведения, притворное поведение и др.);

6) Процесс (механизм, технология) достижения цели (разработка легенды и сценария деятельности, подготовительные меры и т. д.);

7)  Результат (воплощение цели в жизнь — создание дезинформационной системы, недовыполнение либо перевыполнение цели);

8) Временная и пространственная характеристика содеянного;

9) Правовая, социальная, экономическая и иная ситуация, в условиях, под воздействием которой осуществлялась инсценировочная деятельность;

10) Следовая картина, образовавшаяся в результате деятельности инсценировщика и процесса ее отражения;

11) Последствия, наступившие в результате указанной деятельности (незаконное привлечение к уголовной ответственности невиновного лица, не привлечение виновного, материальный ущерб).[4]

Инсценировка как способ сокрытия убийства используется преступником в том случае, когда он знает или предполагает, что ему придется объяснять, почему и как погиб убитый им человек. Давать же такие объяснения приходится только убийцам, более или менее близко связанным с потерпевшим. Это, как правило, члены одной семьи, соседи по квартире, квартирная хозяйка и жильцы, любовники и т. д. Однако далеко не всегда преступник, убивший близкого ему человека, подтверждает свое объяснение его смерти инсценировкой. В большинстве случаев он скрывает сам факт смерти потерпевшего, уничтожает либо тщательно скрывает сам труп. Вместе с тем, следует отметить, что в отдельных случаях совершения убийств, как и других преступлений, мысль об инсценировании события возникает у преступника спонтанно, и ее реализация во времени часто не совпадает с событием самого преступления. Мысль об инсценировании как способе сокрытия содеянного появляется позже, чем совершено преступление, и в этом качестве представляется как отдельно существующий способ сокрытия.[5]

1.2 Признаки, особенности выявления и разоблачения инсценировки

В качестве признаков инсценировки, выявляемых при исследовании места происшествия, выступают:

– обнаруженные следы, которых не должно быть, если бы исследуемое событие было не мнимым, а реальным (следы-излишки);

– следы, которые не обнаружены в силу их отсутствия, но которые с необходимостью должны были возникнуть в случае реальности инсценированного события (следы-недостача);

– обнаруженные следы, которые относятся к числу характерных для инсценированного события, однако их состояние не соответствует тому. в котором они должны находиться в сложившейся ситуации (по внешнему виду, качеству, количеству и т. д.). Следы инсценировки на месте происшествия, несущие информацию об этом событии, возникают помимо воли и желания инсценировщика. Их образованию способствует волнение, спешка преступника в условиях дефицита времени, отсутствие необходимых навыков и т. д. С другой стороны, стремясь представить событие в выгодном ему свете, действуя спокойно, умело и расчетливо, преступник прилагает максимум усилий для наиболее оптимального, как ему представляется, достижения цели, но теряет при этом чувство меры, ощущение реальности. В таких случаях он может оставить чрезмерно, нереально большое количество следов имитируемого события, причем придав им ярко выраженный характер, броский вид. Подчас такое перевыполнение цели, накладывающее на создаваемый образ отпечаток неестественности, может привести к обратному результату: не убедить следователя в том, что все было так. как ему объясняют слова или действия заинтересованных лиц, а вызвать у него сомнение в реальности исследуемого события. Так, на убийство, замаскированное под самоубийство, могут указывать, в частности, такие признаки, как: отсутствие подставки под висящим в петле трупом, ноги которого не касаются пола или земли; установление факта образования странгуляционной борозды после наступления смерти; установление факта, что потерпевший не мог написать предсмертную записку, поскольку был неграмотным.

Особенности выявления и разоблачения инсценировки

В целях выявления и разоблачения инсценировки устанавливаются:

1) обстоятельства события, в связи с которым осуществлена инсценировка (характер, время, место, участники события и т.д.);

2) характеристика инсценированного события (вид, признаки); 3) участники инсценировки и роль каждого в содеянном, цели и мотивы, которыми они руководствовались;

4) обстоятельства подготовки и осуществления инсценировки (место, время, что и в какой последовательности было сделано, предметы, материалы, использованные инсценировщиками и т. д.);

5) последствия инсценировки (несвоевременное возбуждение уголовного дела, привлечение к ответственности невиновных, совершение других преступлений лицами, не понесшими своевременно наказания и т. д.);

6) обстоятельства, связанные с дачей инсценировщиками ложных показаний. Признаком инсценировки является обстоятельство (событие, факт, след, поведенческий акт), несущее информацию о том, что в данном случае могла иметь место указанная акция. В качестве признака инсценировки могут выступать самые различные обстоятельства предкриминальной, криминальной и посткриминальной природы. В основе этих обстоятельств лежит противоречие между тем, что произошло в действительности, и тем. что в результате инсценировки якобы произошло. Инсценировка, как и любой иной вид поведения человека, отражается на материальных объектах живой и неживой природы, в памяти людей – участников и очевидцев инсценирования, других лиц, тем или иным образом овладевших соответствующей информацией. Поэтому сведения об инсценировке могут быть получены в результате исследования места происшествия, обнаруженных там объектов, а также на основе оперативно-следственной работы с людьми-носителями искомой информации.

1.3 Проблемы классификации криминальных инсценировок

Научная классификация – это не распределение по группам, категориям, видам каких-либо предметов, вещей, ценностей и других объектов, а деление объема отражающих их понятий.

Криминалистические классификации строятся для систематизации научного знания, определения элементного состава изучаемых сложных систем, для организации криминалистических учетов и в иных целях.

В.А. Образцов отмечает: “Криминалистическая классификация преступлений создает предпосылки для разработки целостной системы методов установления преступников, которые могут применяться по всем делам о неочевидных преступлениях и по отдельным группам таких дел, позволяет выявить все звенья их сложной структуры, открывает путь к специфизации методов, связывает их с определенными криминалистическими ситуациями, источниками необходимой для построения логических моделей преступников информации”.[6]

Впервые попытка классифицировать инсценировки предпринята В.А. Овечкиным, который разделил инсценировки на простые и сложные. Он также предложил различать инсценировки по отдельным видам в зависимости от преступлений, которые они скрывают. Так, по делам об убийствах, по мнению В.А. Овечкина, возможны следующие виды инсценировок:

  1. Инсценировка самоубийства: путем повешения; с применением холодного оружия; с применением огнестрельного оружия; путем само утопления; путем самосожжения и т.п.;
  2. Инсценировка несчастного случая: на транспорте; на производстве; в быту;
  3. Инсценировка естественной смерти;
  4. Инсценировка совершения убийства: другим лицом; по иным мотивам; в другое время;
  5. Инсценировка убийства.

Г.Н. Медьюгин, применительно к делам об умышленных убийствах, выделяет инсценировки: самоубийства; несчастного случая; убийства, совершенного другим лицом; насильственной смерти; при бесспорной причастности преступника к убийству – совершение его в состоянии необходимой обороны или по неосторожности.

Данные классификации не отражают в полной мере всего многообразия инсценировок преступления, отражены лишь отдельные виды, это связано как с множеством способов совершения преступлений, так и с постоянным изменением действующего уголовного законодательства и возникновением новых составов преступлений.

Р.С. Белкин разделял на следующие группы:

  1. По целям: сокрытие преступления; сокрытие некриминального события;
  2. По объекту: инсценировка преступления; инсценировка некриминального события; инсценировка отдельных деталей совершенного преступления или отдельных элементов его состава;
  3. По времени: инсценировка, осуществленная до; во время; после совершения преступления;
  4. По субъекту: инсценировка, совершенная преступником; иными лицами;
  5. По месту: на месте преступления; на ином месте;
  6. По способу легализации: рассчитанная на обнаружение по сообщениям исполнителя или связанных с ним лиц; рассчитанная на обнаружение посторонними лицами;
  7. По длительности воздействия: рассчитанная на то, что подлинное событие не будет установлено вообще; рассчитанная на получение выигрыша во времени (для создания ложного алиби, приискания убежища, сокрытия похищенного) или иных временных преимуществ перед следствием;
  8. По содержанию: инсценирование материальных следов события; инсценирование материальных следов события в сочетании с соответствующим поведением и сообщением ложных сведений.[7]

Данная классификация представляется лучшей, однако, и она не лишена недостатков. Во-первых, речь ведется не только о классификации инсценировок преступлений, но и о классификации инсценировок отдельных элементов преступлений, а также некриминальных событий. Во-вторых, предложенная классификация не является исчерпывающей и в ряде случаев содержит не все члены деления. Так, не является полной классификация по целям, поскольку криминальные инсценировки осуществляются не только для сокрытия преступлений и других событий, но и в целях фальсификации отдельных элементов преступления (места, времени, следов преступления и т.д.), создания условий для успешного совершения преступлений, осуществления побегов из-под стражи и решения иных задач до, в ходе и после совершенного преступления.

Хотелось бы отметить еще классификацию инсценировки по признаку характера события, в связи с которым осуществляется инсценировочная деятельность:

  1. Осуществляемые в различных целях в связи с событием, не являющимся преступлением.
  2. Осуществляемые в различных целях в связи с подготавливаемым, совершаемым, совершенным преступлением.

Особенностью последней ситуации является то, что она связана с процессом инсценирования преступления, которое не совершалось в действительности. Действия инсценировщика в этом случае направлены на создание видимости якобы совершенного преступления. В первом же случае имеется ввиду создание видимости того, что преступление не совершалось, либо то, что было совершено иное преступление, или инсценирование отдельных параметров того, что имело место в действительности без цели его сокрытия.

Данный вариант классификации, по мнению В.А. Образцова, Л.В. Бертовского и С.В. Андреева, может быть принят в качестве исходного, базового звена, может служить основанием построения сложной многоуровневой системы классификации криминальных инсценировок.

Так, например, второй из вышеуказанных групп инсценировок может быть осуществлена по назначению:

  1. Инсценировки, осуществляемые в целях сокрытия преступления;
  2. Инсценировки, осуществляемые для сокрытия причастности какого-либо лица к преступлению;
  3. Инсценировки, осуществляемые в целях оптимизации процесса совершения преступления при его подготовке;
  4. Инсценировки, осуществляемые с иными целями.

Криминалистические классификации исследуемого объекта создают возможность для глубокого осмысления исследователями изучаемого материала, выявления специфических особенностей инсценировок, характерных для отдельных категорий преступлений, и использования полученных результатов при разработке рекомендаций, способствующих раскрытию преступлений.[8]

2 Расследование отдельных видов преступлений, скрытых

инсценировками

2.1 Расследование убийств, замаскированных инсценировкой

При обнаружении трупа убитого чаще всего нет никаких сомнений в том, что смерть вызвана именно убийством: характер, локализация, а иногда и количество повреждений, окружающая обстановка – все это вместе взятое обычно дает ясное представление о происшедшем.

В тоже время встречается немало случаев, когда установить, чем был вызвана смерть погибшего – убийством, самоубийством или несчастным случаем, оказывается сложной задачей. Наибольшие затруднения возникают, если не удается установить личность погибшего, а повреждения на трупе могли быть нанесены как посторонним человеком, так и самим потерпевшим. Особенно сложно установить, что произошло, в случаях, когда обстановка на месте происшествия умышленно изменена преступником. Созданная им на месте преступления обстановка приходит в соответствие с картиной будто – бы происшедшего события, которое он описывает в своих показаниях, например, с картиной самоубийства, несчастного случая. В таких случаях говорят об инсценировке. Под инсценировкой в криминалистике понимается создание преступником ряда искусственных доказательств, в своей совокупности образующих обстановку, характерную для определенного события. Ее цель – подтвердить ложную версию преступника, нейтрально для него объясняющую причину, характер и обстоятельства расследуемого события. Применительно к делам об умышленном убийстве преступники в зависимости от обстоятельств, инсценируют обстановку:

а) самоубийства,

б) несчастного случая,

в) убийства, совершенного другими лицами,

г) ненасильственной смерти,

д) при бесспорной их причастности к убийству – совершение его в состоянии необходимой обороны или по неосторожности.

В практике расследования убийств на железнодорожном транспорте, как правило, встречаются убийства, совершенные в условиях не очевидности и подозреваемые выявляются значительно позднее, чем при других видах убийств.

Сталкиваясь на месте происшествия с неясной обстановкой, когда, судя по первому впечатлению, смерть погибшего могла наступить, например, от несчастного случая, но возможно, произошла при иных обстоятельствах, следователь должен всегда иметь в виду, что погибший мог быть убит. В подобных ситуациях обстановка на месте происшествия, местоположение и поза трупа, а также характер повреждений на нем могли либо случайно оказаться сходными с наблюдаемыми при несчастном случае, либо быть специально созданными (инсценированными) с целью ввести следователя в заблуждение.[9]

Отсюда ясно насколько важно для следователя уметь распознать признаки, характерные для различных родов насильственной смерти при том или ином способе лишения жизни.

Анализ следственной практики показывает, что инсценировки по делам об убийствах встречаются не так уж и часто.

В большинстве это инсценировки несчастного случая на транспорте. При этом преступник создает обстановку смерти от железнодорожной травмы, значительно реже встречается инсценировка наезда автомашины и совсем редко инсценируются несчастные случаи, вызванные другими причинами связанными с работой транспорта.

Инсценировка как способ сокрытия убийства используется преступником лишь в том случае, когда он знает, или предполагает, что ему придется объяснять, почему и как погиб убитый им человек. Давать такие объяснения приходится убийцам, связанным с потерпевшими. У лиц, ранее не знакомых друг с другом или не стоящих в близких отношениях такой необходимости в инсценировке не возникает, так как, совершая убийство, преступник в таких случаях рассчитывает, что подозрение вообще не падет на него и ему не придется объяснять, отчего и как наступила смерть.[10]

Основным, исходным фактором, определяющим выбор убийцей такого сложного способа сокрытия, как инсценировка, служит наличие связи между ним и потерпевшим; непосредственным же последствием такой связи оказывается необходимость для преступника объяснить, как и почему погиб близкий или знакомый ему человек. Иногда близкие люди прибегают к более простому способу сокрытия убийства – объявляя об исчезновении жертвы.

Распространенность инсценировок железнодорожной травмы объясняется, прежде всего, тем, что, двигаясь по рельсам, на которых находится потерпевший или его труп, поезд неминуемо должен на него наехать, если только машинист вовремя не остановит поезд. Сделать же это обычно не удается, во-первых, потому, что преступники кладут жертву (или труп) на рельсы в темное время суток и заметить лежащее на рельсах тело невозможно, а во-вторых, тормозной путь поезда не позволяет предотвратить наезд.

Практике известны случаи, когда преступники клали на рельсы потерпевшего еще живым, приведя его сначала в бессознательное состояние, сдавив горло руками или оглушив ударами тяжелым предметом по голове, либо, непосредственно бросая его под колеса вагонов движущегося поезда. Однако, значительно чаще преступники предварительно убивают свою жертву и помещают на рельсы уже труп.

Иногда труп убитого оставляют около рельсов, это делается в тех случаях, когда телесные повреждения, причиненные жертве при убийстве, по мнению преступника, могут быть приняты за транспортную травму или создается впечатление, что труп выброшен из проходящего поезда.

Наибольшие затруднения для следствия представляют случаи помещения преступниками на рельсы живого потерпевшего. В такой ситуации судебно-медицинский эксперт, разумеется, даст заключение о том, что причиной смерти явились повреждения, характерные для железнодорожной травмы. Поэтому крайне важно, чтобы эксперт ограничил повреждения, ранее нанесенные преступником потерпевшему с целью лишить его сознания, от причиненных, наездом транспортного средства.[11]

Значительно легче разоблачить инсценировку, если на рельсы был положен труп. В таких случаях эксперту достаточно различить прижизненные повреждения, явившиеся причиной смерти потерпевшего, и посмертные повреждения, характерные для железнодорожной травмы. Однако, если наезд на труп произошел спустя 10-30 минут после смерти потерпевшего, то могут наблюдаться некоторые признаки при жизненности повреждений. В таких случаях требуются специальные методы исследования повреждений (гистологический, гистохимический).

Но как бы ни стремился преступник инсценировать обстановку смерти от несчастного случая, следователь может и должен найти пути его разоблачения.

При расследовании такой категории преступлений следует учитывать, что убийца почти всегда, торопится и может упустить те или иные детали, допустить несообразности, которые не согласуются с навязываемой им следователю версий о том, что смерть последовала в результате несчастного случая. Отсюда вытекает вся значимость тщательного всестороннего осмотра места происшествия.[12] При расследовании дел данной категории особо важное значение имеют, так называемые, негативные обстоятельства. Они могут относиться к характеру телесных повреждений убитого, его позе, времени наступления смерти, состоянию одежды и т.п. На выявление таких обстоятельств должно быть направлено внимание следователя при осмотре места происшествия. При осмотре места происшествия необходимо, как и во всех случаях производства данного следственного действия не ограничиваться обследованием железнодорожного полотна необходимо тщательно осмотреть прилегающую с обеих его сторон местность. В ряде случаев при этом удается обнаружить следы волочения (если преступник был один и не имел транспортного средства) или, наоборот, следы транспортного средства, дорожку пятен крови, выпавшие из карманов потерпевшего мелкие вещи, а иногда и предметы его одежды, обувь, головной убор.

Если опознать такого рода повреждения эксперту не столь уж сложно, поскольку железнодорожные повреждения весьма характерны, как правило, они влекут за собой грубые и обширные разрушения костей и внутренних органов. Кроме того, тело погибшего оказывается размятым и расчлененным на части, а на коже трупа в местах пореза колесами поезда остается след в виде широкой полосы осад нения буровато-коричневого цвета.[13]

Существенную помощь в решении вопроса о наличии убийства могут оказать следователю материалы судебно-медицинского исследования трупа при инсценировке наезда поезда. Поэтому наряду с общими вопросами о причине смерти необходимо поставить вопросы о характере всех обнаруженных повреждений, их детального разграничения. (Какие были нанесены при жизни, а какие после смерти). При этом всегда нужно иметь в виду, что погибший мог быть умерщвлен не только путем нанесения ему телесных повреждений каким-либо орудием, но и путем отравления, удавления и иным способом. Для правильного направления следствия очень важно установить, какой именно вид насильственной смерти имел место в данном случае и каковы причины смерти.

При обнаружении человека или трупа обычно локомотивная бригада останавливает поезд и сообщает об этом дежурному по станции. Если же наезд не был замечен локомотивной бригадой этого поезда и труп обнаружен другими работниками железнодорожного транспорта или посторонними лицами (членами локомотивной бригады встречного поезда, последующего, путевыми обходчиками и др.), необходимо принять все усилия для установления в первую очередь локомотива, с целью выявления следов наезда (брызг и крови, волосы, части тела человека). Установление членов локомотивной бригады необходимо также и потому, что они на первоначальном этапе расследования являются единственными свидетелями происшедшего. Их подробный допрос поможет установить картину события.

Личность потерпевшего устанавливается в территориальных органах милиции, куда родственники обращаются с заявлением о пропаже потерпевшего, а также путем опроса жителей с предъявлением фотографии.

Установив личность убитого, следователь выясняет, где и когда, с кем видели потерпевшего в последний раз, мог ли он и по каким причинам сам оказаться на железнодорожном пути и в данном месте, Желательно наиболее полно выяснить, чем занимался, где бывал и с кем встречался потерпевший в день происшествия, куда он намеривался пойти или уехать. По возможности точно проследить маршрут движения потерпевшего в период, предшествующий обнаружению его трупа.

Для установления личности преступника важно изучить личные связи потерпевшего, круг лиц, с которыми он общался (родственников, знакомых), характер взаимоотношений между ними. Изучение связи между потерпевшим и лицами, с которыми он соприкасался, может помочь выявить среди них лиц, которые в силу определенных побуждений (корысть месть, ревность, ссора и т.д.) могли совершить убийство или участвовать в нем.

Иногда уже в результате осмотра места происшествия и других первичных действий следователю удается установить не только факт инсценировки смерти от наезда поездом, опровергнуть версии о несчастном случае или самоубийстве потерпевшего, но и собрать достаточные данные для постановки и проверки версий о характере преступления, которое стремился скрыть преступник.

К инсценировкам для сокрытия убийства прибегают чаще всего лица, связанные с потерпевшим. Из данной закономерности вытекает необходимость проверки возможности совершения убийства кем-то из «своих».

Если есть основания подозревать в убийстве определенных лиц, надо проверить их поведение до наступления смерти потерпевшего и после обнаружения трупа.

С особой осторожностью нужно относится к выдвижению версий как убийства так и самоубийства потерпевшего со стороны допрашиваемых лиц. Так если большинство родственников полностью исключают возможность самоубийства, а один из них постоянно проводит эту мысль, необходимо тщательно проверить причастность данного лица к совершению убийства. Если же близкие потерпевшего предлагают следователю свое обоснованное объяснение о причине и обстоятельствах смерти погибшего, внимание с первых же следственных действий должно быть сосредоточено на проверке данной версии.

Если версию поддерживают несколько человек, то очень важно выяснить, кто из них поддержал и выдвинул ее первым, чтобы проверить возможную причастность к убийству автора версии, параллельно с этим надлежит выяснить и обстоятельства, прямо указывающие на факт убийства. Однако, далеко не всегда убийца сразу же выдвигает ложную версию, тем самым представляя следователю возможность проверить придуманные им факты и, опровергнув их, изобличить автора версии явной лжи. Нередко убийца занимает пассивную, выжидательную позицию, воздерживаясь от всяких утверждений. Чаще всего так ведут себя лица, совместно с потерпевшим не проживающие, не являющиеся членом его семьи.

Целесообразно всех установленных следствием лиц, связанных с потерпевшим, занести в отдельный список, а затем приступить к проверке причастности их к убийству потерпевшего. Не обязательно всех этих лиц проверять следственным путем. Процесс этот трудоемкий и такой путь может оказаться слишком длительным. Для ускорения проверки следователь наряду с проведением следственных действий дает соответствующие поручения оперативным работникам, которые могут быстро провести необходимую проверку, не спугнув при этом преступника, если он окажется среди проверяемых, а также могут дать иную интересующую следователя информацию.

Оправдательная версия подозреваемого обычно охватывает собой не только причину и обстоятельства смерти погибшего, но и взаимоотношения с последним. Рассказывая о них и понимая, что безмотивное убийство – исключение, преступник из числа «своих», стараясь оправдаться, почти всегда утверждает, что между ним и потерпевшим существовали хорошие, по крайней мере, нормальные отношения и что у него не было никакой заинтересованности в смерти, а, следовательно, отсутствовали и мотивы к его убийству. Лишь изредка подозреваемый признает, что у него бывали столкновения с потерпевшим, но старается приуменьшить их значение, изображая их как случайные и кратковременные.

При убийстве кого- либо из членов семьи по заранее обдуманному плану преступники нередко перед реализацией замысла специально изменяют свое поведение, чтобы создать у окружающих впечатление прекрасного отношения к будущей жертве, своеобразное «психологическое алиби», и тем самым отвести от себя в дальнейшем возможные подозрения.[14]

2.2 Особенности расследования инсценировок изнасилования

Анализ следственной практики показывает, что инсценировки изнасилований занимают среди всех инсценировок событий преступлений лидирующее мест. Как нам представляется, обусловлено это рядом факторов, к числу основных из которых относятся:

1, Распространенность данного преступления (так в 1996 году в г. Курске зафиксировано свыше 115 случаев официально зарегистрированных изнасилований).

2. Особенности механизма сдедообразования и формирования доказательственной базы по делам данной категории.

Основным источником и носителем криминалистически значимой информации (объектом, на котором остаются следы) при расследовании изнасилований является потерпевшая1. Специфика же данного вида преступлений заключается в том, что необходимо при расследовании многих из них. прежде всего, установить имело ли место добровольное половое сношение или изнасилование. Решающее значение для решения этого вопроса имеют показания заявительницы о совершения полового сношения с применением насилия или угрозой его применения. В современных же условиях, когда на потерпевших, в том числе по делам данной категории, оказывается массированное воздействие со стороны обвиняемых и их окружения, возникают объективные трудности с оценкой показаний потерпевших по поводу криминальной сущности случившегося.[15] Следователю необходимо затратить немало усилий, чтобы распознать в конкретном случае, ню изнасилование имело место, хотя потерпевшая впоследствии отказалась от ранее данных показаний в результате негативного воздействия со стороны преступника и его окружения, либо имела место инсценировка, предпринятая «потерпевшей», а изнасилования в действительности нс было.

В результате обобщения следственной и судебной практики нами выделено три основные типа мотивации женщин, создавших инсценировки изнасилования.

Первый тип мотивации можно определить как «корыстный». В данном случае женщина добровольно вступила в половое сношение с мужчиной, имея намерение дальнейшего шантажа этого мужчины с целью получения от него «компенсирующей суммы» за не сообщение в органы милиции о совершении в отношении нее «изнасилования» или за «аннулирование» поданного заявления. Иногда цель получения подобных компенсаций возникает после совершения полового акта, когда женщина стремится извлечь из данной ситуации материальную выгоду, «пользуясь, случаем». Как показало изучение уголовных дел, поведение инсценировки носило в подавляющем большинстве случаев интимный, иногда явно провоцирующий характер. Проведение обобщения уголовных дел, связанных с инсценировками изнасилований, показало, что создание подобных инсценировок наиболее характерно для молодых женщин в возрасте от 6 до 22 лет, как правило, малообеспеченных, социально неустроенных, с низким уровнем образования. Соответственно, доминирующим мотивом их поведения является корысть.

Второй тип мотивации мы определяем как мотивацию мести. В данном случае обоснованным, по нашему мнению, является выделение в общей структуре данного типа мотивации двух подвидов:

– первый подвид образует мотивация мести, сформированная в результате конфликта между «потерпевшей» и знакомым ей мужчиной, когда между ними отсутствует какая либо служебная или иная зависимость;

– второй тип образует мотивация мести, отражающая конфликты в области служебных и иных отношений, когда имеет место зависимость «потерпевшей» от «насильника».

В первом случае характерными для создания инсценировки изнасилования являются стремление отомстить за отказ вступить в брак, измену, оскорбительное поведение. Во втором случае характерными являются мотивы, основу которых составляет стремление отомстить мужчине за сексуальные домогательства, за отказ выполнить определенные требования или оказать определенную услугу, компрометация мужчины. Как показывает проведенный анализ следственной практики по делам данной категории, «потерпевшими» в этих случаях являются женщины в возрасте от 28 до 35 лет. Замужние, зачастую имеющие перспективу в продвижении по службе.

Третий тип мотивации условно можно определить как мотивацию “стыда”

1. Характерными мотивами данной классификационной группы является стремление женщины, прибегнувшей к инсценировке избежать огласки позорящих ее сведений. Такая мотивация характерна в основном для двух типов потерпевших:

Первую группу образуют женщины, имеющие семью, как правило, положительно характеризующиеся по месту работы и жительства. Создавая инсценировку, они стремятся правдоподобно объяснить факт продолжительного отсутствия, особенно в ночное время, которое в действительности обусловлено супружеской изменой или другими обстоятельствами, связанными с интимной жизнью.

Процесс инсценировки события изнасилования проходит все выше обозначенные мной ранее. Вначале женщина, прибегающая к инсценировке, осмысливает, оценивает ситуацию, в которой она оказалась, затем, приняв решение об инсценировке, она создает мысленную модель события, которое предполагается инсценировать, а затем приступает к ее реализации. В ходе создания инсценировки лицо, ее осуществляющее, пытается создать правдоподобное событие, отображаемое в материально – вещественной обстановке на месте происшествия. Зачастую «потерпевшие» наносят себе самоповреждения, подтверждающие применение к ним насилия. При этом заявительница готовит и объяснения, рассчитанные на то, чтобы убедить следователя в правдоподобности инсценируемого события.

Например, было расследовано уголовное дело, когда несовершеннолетняя Г., преследуя цель получения крупных денежных сумм, вступила в половую связь с группой мужчин – работников автотранспортного предприятия. Для создания инсценировки изнасилования Г. нанесла в области нижней части бедер самоповреждения, характерные для изнасилования. После поступления заявления, об изнасиловании подозреваемые были задержаны. В ходе расследования следователь обратил внимание на следующие обстоятельства: изучение личности «потерпевшей» свидетельствовало о том, что она отличается лживостью.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Инсценировка – это результат умышленного, целенаправленного воздействия на вещную обстановку или отдельные материальные объекты с целью их изменения и создания искусственной системы, несущей недостоверную информацию о характере, сущности и обстоятельствах происшедшего события с целью введения в заблуждение лица, осуществляющего расследование.

Криминалистическая классификация же исследуемого объекта создает возможности для выявления и глубокого осмысления специфических особенностей инсценировок, характерных для отдельных категорий преступлений, и использования полученных результатов при разработке рекомендаций, способствующих оптимизации практики выявления и раскрытия преступлений.

Построенная преступником мысленная модель инсценируемого события и результаты ее материализации не могут полностью совпадать по всем параметрам, поскольку не все признаки модели объективно удается подогнать под признаки мнимого события. В силу этого создается возможность разоблачения инсценировки посредством обнаружения и расшифровки признаков скрываемого события и также несвойственных признакам имитируемого, мнимого события. Таким образом, обстоятельством, несущим информацию о том, что в данном случае могла иметь место инсценировка, является признак криминальной инсценировки. Итак, первым этапом на пути выявления и раскрытия инсценировки является построение версий обнаружение и правильная “расшифровка” признаков инсценировок, построение на этой основе соответствующей версии.

Второй этап – обеспечение глубокой, быстрой, но качественной проверки построенной версии. В этих целях субъектом уголовного преследования осуществляются: анализ и оценка сложившейся по делу ситуации; построение мысленной модели события, признаки которого представлены в обстановке места происшествия; построение моделей событий, возможных в данной ситуации; изучение и сравнение признаков построенных моделей, выведение из них следствий и проверку последних; обеспечение сравнительного анализа не исключенных из проверки моделей и обнаруженных следов, формулирование вывода об адекватности какой-либо модели событию, имевшему место в действительности; принятие мер по получению дополнительных данных, объективно подтверждающих реальность данной модели и исключающих возможность ошибки; принятие решения о завершении процесса распознавания инсценированного события со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Как правило, определяющая роль в разоблачении инсценировок принадлежит осмотру места происшествия. После обнаружения признаков совершенного преступления и производства осмотра места происшествия в распоряжении следователя имеется информация о лице, совершившем преступление. Затем производится допрос подозреваемого и проверка показаний. В том случае, если следователю не удалось получить от подозреваемого правдивых показаний либо данные, полученные при допросе противоречивы или неполны, требуется проведение ряда следственных действий, направленных на доказывание вины подозреваемого.

Одним из таких следственных действий является судебная экспертиза. Экспертное исследование и последующая оценка его результатов следователем могут привести к выявлению негативных обстоятельств, являющихся основанием для выдвижения предположения об инсценировке. Значение судебной экспертизы состоит также и в том, что результаты специальных исследований могут быть использованы для проверки предположения об инсценировке.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно правовые акты

1 Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года, с изменениями от 21 июля 2014, // Собрание законодательства РФ, 2014, 4 августа, № 31, Ст. 4398.

2 Уголовно-процессуальный кодекс РФ // Собрание законодательства РФ, от 18 декабря 2001., N 174-ФЗ, Ст.4921.

3 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, Ст.2954.

4 Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 5 июля 1995г // Сборник законодательства РФ – 1995 – №33 – ст. 3349

Монографии, учебники, учебные пособия, комментарии

5 Андреев С.В., Образцов В.А. Проблемы криминалистической интерпретации понятия инсценировки // “Черные дыры” в Российском законодательстве.- №4.- 2004.- С.206-211

6 Андреев С.В. Дезинформация и инсценировка как объекты криминалистических исследований.- Иркутск: Репроцентр А1, 2005. с.

7 Андреев С.В., Бертовский Л.В., Образцов В.А. К вопросу о понятии, содержании и видах криминальной инсценировки как предмета криминалистической дискуссии // “Черные дыры” в Российском законодательстве.- №2.- 2005.- С.241-254

  1. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979.Т.2. 340 с.
  2. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня / Р.С. Белкин. М., 2001. 837 с.
  3. Васильев А.Н. Предмет, система и теоретические основы криминалистики / А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков. М., 1984. 280 с.
  4. Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей жандармской полиции / Г.Гросс. Смоленск, 1895. Вып.1. 177 с.
  5. Зорин Г.А. Криминалистическая характеристика преступных инсценировок / Г.А. Зорин, Янь Цзунь Хуэй. Гродно, 1996. 150 с.
  6. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию: Автореф. дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С.16
  7. Кузьмин С.В. Расследование краж из помещений. СПб, 1995. с.
  8. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Малый толковый словарь русского языка. М., 1990. с.
  9. Любченко А.А. Некоторые комментарии к методике построения и проверки версий об инсценировках самоубийств // “Черные дыры” в Российском законодательстве.- №1.- 2007.- С.185-186

Малышкин П.В. Вопросы детерминации преступных инсценировок // Следователь.- №3.- 2009.- С.51-52

Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных инсценировками. М. 1973. С.4

Образцов В.А.Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. 161с.

  1. Образцов В.А. К вопросу о понятии, содержании и видах криминальной инсценировки как предмета криминалистической дискуссии // “Черные дыры” в российском законодательстве.- №2.- 2005.- С.244-245
  2. Криминалистическое учение об уголовно-релевантной инсценировке / В.А. Образцов, А.А. Протасевич. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2008. 182с.

Овечкин В.А., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений / под ред. С.А. Голунского., 1957. С.67-68

Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками / В.А. Овечкин. Харьков, 1979. 267 с.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. / С.И. Ожегов. М., 1985. 900 с.

Ратинов А.Р. Использование версий при осмотре места происшествия // Осмотр места происшествия. М., 1960. С.101-113

Толковый словарь русского языка. Под ред. Д.Н, Ушакова. М., 1939. Т.3. 1023 с.

28 Федотенков Д. Г. Криминалистическая особенность инсценировки как способа сокрытия преступлений // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф.  — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 84-86.

29 Шепелева С.В. Тактика допроса лиц, имеющих установку на дачу ложных показаний: автореф. Дис. … канд.юрид.наук. СПб., 2001. С.17

  1. Федотенков Д. Г. Криминалистическая особенность инсценировки как способа сокрытия преступлений // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф.  — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 84-86.
  2. Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей жандармской полиции // Г.Гросс. Смоленск, 1895. Вып.1. 177 с.
  3. Зорин Г.А. Криминалистическая характеристика преступных инсценировок // Г.А. Зорин, Янь Цзунь Хуэй. Гродно, 1996. 150 с.
  4. Андреев С.В., Образцов В.А. Проблемы криминалистической интерпретации понятия инсценировки // “Черные дыры” в Российском законодательстве.- №4.- 2004.- С.206 – 211.
  5. Образцов В.А. К вопросу о понятии, содержании и видах криминальной инсценировки как предмета криминалистической дискуссии // “Черные дыры” в российском законодательстве.- №2.- 2005.- С.244-245.
  6. Образцов В.А.Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск, 1988. 161с.
  7. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию: Автореф. дис. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1992. С.16
  8. Овечкин В.А. Расследование преступлений, скрытых инсценировками / В.А. Овечкин. Харьков, 1979. 267 с.
  9. Малышкин П.В. Вопросы детерминации преступных инсценировок // Следователь.- №3.- 2009.- С.51-52
  10. Андреев С.В. Дезинформация и инсценировка как объекты криминалистических исследований.- Иркутск: Репроцентр А1, 2005.
  11. Андреев С.В., Бертовский Л.В., Образцов В.А. К вопросу о понятии, содержании и видах криминальной инсценировки как предмета криминалистической дискуссии // “Черные дыры” в Российском законодательстве.- №2.- 2005.- С.241-254.
  12. Любченко А.А. Некоторые комментарии к методике построения и проверки версий об инсценировках самоубийств // “Черные дыры” в Российском законодательстве.- №1.- 2007.- С.185-186.
  13. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979.Т.2. 340 с.
  14. Криминалистическое учение об уголовно-релевантной инсценировке // В.А. Образцов, А.А. Протасевич. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2008. 182 с.
  15. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня // Р.С. Белкин. М., 2001. 837 с.
Ответить